ДОКЛАДЫ КОНФЕРЕНЦИИ

1.8. Россия и международная производственная кооперация

Пискулов Юрий Васильевич, д. э.н.,            профессор ВАВТ, заслуженный экономист РФ, руководитель Рабочей группы ТПП РФ по международной производственной кооперации

Процесс глобализации мирохозяйственных связей наиболее ярко проявился в так называемом «глобальном производстве» товаров и услуг. Это не что иное, как разветвленная международная система связей производственной специализации и кооперации,  жестко регулируемая долгосрочными соглашениями в рамках тысяч ТНК и между ними. Система устойчива и быстро развивается, в основном, через внутриотраслевую специализацию и кооперирование, используя выгоды международного разделения труда и мобильности факторов производства в странах, обладающих теми или иными конкурентными преимуществами.

Международная торговля сегодня – это  уже не столько межстрановые сделки на поставку энергоносителей, сырья и готовых изделий, сколько сфера обмена материалами, компонентами и узлами между участниками «глобального производства». Статистика говорит о том, что в настоящее время по соглашениям о международной специализации и кооперации, осуществляется треть всей мировой торговли, и не менее 60% торговли продукцией обрабатывающей промышленности, составляющей главную часть международной торговли.

Встраиваясь в эту систему, многие развивающиеся страны смогли в течение последних двух-трех десятилетий уйти от сырьевой зависимости и развить экспортно-ориентированное производство товаров и услуг, в т.ч. высокотехнологичных, существенно увеличить свою долю в мировом экспорте и занять достойное место в международном сообществе.

Наша страна предпринимала попытки использовать международную производственную кооперацию еще в 70-80 гг. для модернизации экономики и развития экспорта. Об этом свидетельствуют соответствующие долгосрочные соглашения и программы со странами СЭВ, с Финляндией, Германией, Францией, другими странами Запада. Так,  с маленькой Финляндией была разработана специальная долгосрочная программа развития производственной кооперации по 50 направлениям, причем взаимные поставки кооперируемой продукции в 80-е достигли сотен млн.долларов. Самым большим ограничителем развития этих связей тогда считалось отсутствие заинтересованности предприятий, работавших в режиме Госплана.

Развал Союза, «перестройка», падение промышленного производства, крах многих его отраслей в результате непродуманной либерализации импорта и реформирования экономики привели к свертыванию участия России в международной производственной кооперации, деиндустриализации ее экспорта и экономики в целом.

Сегодня главным тормозом участия России в международной производственной кооперации следует считать топливно-сырьевую ориентацию ее хозяйства, когда добыча и вывоз необработанного топлива и сырья гораздо прибыльнее и проще, чем их переработка и развитие обрабатывающей промышленности. Неолиберальная рыночная идеология и отсутствие государственной поддержки отраслей обрабатывающей промышленности делают ее отрасли , за редким исключением,  все более неконкурентоспособными и все менее подходящими для налаживания производственной кооперации с иностранными компаниями (низкое качество продукции, устаревшие технологии, устаревшая производственная база, непривлекательные инвестиционный климат, таможенное и налоговое законодательство, устаревшая транспортная, таможенная и информационная логистика, различия техусловий и стандартов, межведомственная бюрократия и неразбериха и т.д.).

С тем, чтобы изменить ситуацию, необходима продуманная система мер государственной промышленной, экспортно-ориентированной политики (хотя бы по примеру развивающихся стран), в первую очередь, налоговой, стимулирующей перелив капиталов из топливно-сырьевых отраслей в те отрасли обрабатывающей промышленности, у которых есть реальные перспективы занять свою нишу на мировом рынке. Однако, до настоящего времени Правительство не имеет ни обоснованных приоритетов экономического роста отраслей, ни мер по их реализации. Более того, в противоположность мировой практике понятие «промполитика» фактически стало ругательным и выпало из лексикона правительственных чиновников. Из Основных направлений деятельности Правительства до 2008 г. выпало и само слово «промышленность».

Тем не менее, сегодня как никогда раньше, существуют возможности изменить ситуацию, учитывая рекордный - в 100 млрд.долл. золото-валютный резерв и почти 1 трлн. руб. стабилизационный фонд, которые должны поработать на Россию.

В условиях ограниченных возможностей внутреннего, в т.ч. бюджетного финансирования отраслей обрабатывающей промышленности, наиболее реальным путем ее оживления является развитие связей производственно-сбытовой кооперации с ведущими компаниями (ТНК) развитых стран, в чем еще в 2000 г. был убежден М.Е.Фрадков, провозгласивший это направление как главный вывод своей научной диссертации и главный выход из положения «сырьевого придатка».

Это направление, как показывает опыт даже весьма отсталых развивающихся стран, не является чем-то экзотическим или исключительно трудоемким. Наоборот, оно отвечает главным тенденциям развития «глобального производства», международной торговли и реализовано многими странами, являясь, по существу, вариантом целенаправленной, инвестиционной политики.

Естественно, не следует недооценивать и трудности, стоящие на этом пути. Одни из них внутренние, «наши», другие – внешние. К внутренним относятся трудности, перечисленные в п.3 тезисов, т.е. низкое количество и т.д. К внешним относится степень заинтересованности иностранного инвестора вступить в партнерские отношения с нами, и факторы, определяющие эту заинтересованность. Короче, речь идет о балансе интересов и цене этого баланса.

Международная производственная кооперация, как и международное разделение труда, по существу, мало чем отличаются от внутренней кооперации и разделения труда. Разница, пожалуй, в том, что если при организации сотрудничества между российскими партнерами через развитие субпоставок компонетов и технологий, ключевыми моментами становятся возможности их финансирования, выполнения обязательств по качеству и графику поставок, то в случае с иностранными партнерами, особенно, глобальными ТНК - задача состоит еще и в том, чтобы убедить их не только в нашей способности обеспечить указанные условия, но и показать выгоду для ТНК от прихода на российский рынок по сравнению с динамичными китайским, польским и украинским рынками.

Как показывает опыт, глобальные ТНК крайне осторожно относятся к организации казалось бы очень выгодных для них сетей субпоставок в России, опять же по причинам, изложенным в п.3 тезисов. Их приходится нередко просто «завлекать», предоставляя значительные экономические льготы, нужные для налаживания конкурентоспособного производства и гарантирующие от убытков на случай непредвиденных обстоятельств. Экономические льготы – это, прежде всего, такие азбучные в мировой практике меры, как снижение или отмена ввозных пошлин на импортные компоненты для сборки и налоговые льготы. Пока наибольших успехов у нас добились ТНК автомобилестроения и их лобби, рассматривающие Россию как емкий и перспективный рынок, конкуренция на котором со стороны российского автопрома не считается ими серьезной.

Еще одним «техническим барьером» (по терминологии ВТО) на пути промышленного сотрудничества является разница в российских и международных технических условиях, стандартах и процедурах соответствия, которые пока не удалось устранить даже в проекте Федерального закона «О техническом регулировании». Главная трудность здесь, на наш взгляд, все та же: пренебрежение промышленной политикой, важной составной частью которой является система технического регулирования.

Сказанное во многом объясняет феномен разницы между прямыми иностранными инвестициями в коммунистический Китай по сравнению с «рыночной» Россией, которая выражается соотношением 50:1.

В свете изложенного заслуживает внимания деятельность российских организаций, пытающихся нивелировать указанные трудности и построить эффективную систему кооперирования, аналогичную международной. В первую очередь здесь следует отметить работу Межрегионального центра промышленной субконтрактации при Правительстве Москвы, которому удалось создать разветвленную сеть региональных операторов, в т.ч. на базе местных торгово-промышленных палат. Центр (Национальное партнерство развития субконтрактакции) за последние 3 года смог добиться не только общероссийского признания как эффективный и прибыльный посредник, использующий международные стандарты и методики, но и показать свою готовность стать одной из немногих российских организаций, способных предложить свои услуги для российских предприятий, налаживающих связи международной производственной кооперации.

Не случайно, поэтому, Центр входит в основной состав Рабочей группы ТПП РФ по международной производственной кооперации, которая объединяет усилия структур бизнеса и власти по реализации конкретных проектов на федеральном и региональном уровнях, в т.ч. проекта «ЕвроРоссия» по созданию новой системы производственного сотрудничества Северо-ЗападаРоссии со странами ЕС.

(c) 2004 ЗАО "Межрегиональный центр
промышленной субконтракции и партнерства"
Тел./Факс: (095) 234-5376
e-mail: subcontract@binec.ru
Интернет-сайт
www.subcontract.ru